Контрольная по русскому. Жизнь пунктиром, или почти автобиография.

                 Интересная штука — наша память. Бывает, что событие произошло совсем недавно, а уже ни красок, ни деталей не воспроизвести. А случается, что моменты, мгновения, отдаленные от нашего дня достаточно большим промежутком времени, наша память рисует так явственно, так ощутимо, будто мы пережили это только-только. Особенно интересно самое первое воспоминание о себе: фрагментарное или связное... Но почему именно это? Загадка...

«Жизнь пунктиром, или почти автобиография» - тема, которая была предложена шестиклассникам для контрольной работы уровня С

 

Моя жизнь пунктиром. Спички против пельмешек.

Вы никогда не думали, а почему наша память что-то хранит, а что-то нет. Я думаю, что мы запоминаем только самые яркие, тёплые, приятные моменты. Ну и грустные тоже.

         Я бы хотела рассказать, что помню из своего детства. Вот я сижу на детском стуле, а передо мною сидит мой брат. Перед ним стоит тарелка с пельмешками, и он кушает эти пельмени руками. И ест он пельмешки с таким аппетитом! А я сижу, и мне вообще не хочется кушать. Мои родители, бабушка, дедушка думали, как бы им уговорить меня скушать хоть одну ложку.

И вот они дают мне спички, а я открываю рот от удивления. Родители воспользовались этим моментом и засунули мне в рот ложку. А мне было всё равно, потому что я продолжала играть со спичками.

        Думаю, я запомнила этот момент, потому что он был смешным, ярким. Кстати, сейчас у меня нет проблем с аппетитом.

Алфёрова Яна.

 

Моя жизнь пунктиром. В поисках дороги к жизни.

Одно из самых первых моих воспоминаний – история, которая произошла на озере Селигер.  Тогда мне было четыре года. Наш дом стоял в диком лесу, где жили самые разные звери и даже волки, медведи и лисы.

Однажды я, Ларка и Мишка отправились в поход. Сделали себе копья и рогатки. Мы отправились в лес. И вдруг заблудились.  Мы долго бродили и наткнулись на огромное болото. Я на тот момент не знал, что такое болото, и решил шагнуть. Но нет, я упал. Мишка с Ларкой начали меня вытаскивать, им было смешно, потому что я был весь в грязи и болотной траве. Я был похож на страшного и смешного лешего. В тот миг я понял, что начинаю проваливаться, и закричал: «Помогите мне!» Хорошо, что меня вытащили.

И тут я увидел свет между ветками деревьев и понял, что надо туда идти. Тогда мы сможем выйти из дикого леса. По дороге к жизни мы наткнулись на лисью нору и кабанью тропу. Следы были свежие, и поэтому мы решили сойти с тропы, не хотелось с встретиться с такими хозяевами леса. По дороге мы нашли много разных грибов, правда, не знаю каких. И спустя двадцать минут мы вышли на дорогу к жизни!

Федя Баранов.

 

Моя жизнь пунктиром.

Когда я была маленькой, я заболела. Я помню, как лежала на диване, а по комнате взад-вперед ходила моя няня и что-то читала. Не знаю, зачем она надевала носки так, что пятка оставалась голой, но я за ней повторяла. Мне кажется странным то, что я это помню этот момент будто со стороны, словно смотрю на себя.

Еще я помню, когда бабуля мне говорила что-то, чтобы я передала это дедушке. И я неслась через весь дом, чтобы озвучить «сообщение». Иногда я садилась верхом на своего белого игрушечного медведя, представляя, что я почтальон.

Иногда мы с мамой приезжали в гости на дачу к моей крестной, но я помню только то, что я там купалась в бассейне и кушала.

Я многое помню о том времени, когда была маленькой.  Но почти все мои воспоминания связаны с моим плохим поведением.  Поэтому, пожалуй, на этом я закончу. 

Урюпина Настя.

 

Жизнь пунктиром. Недопонимание моё.

Недопонимание моё,

Но всё же!

Почему же суицид стал частью жизни нашей?

Порез, верёвка, мыло и…

Смерть!

Но подождите.

Почему?

Что жизнь такого натворила,

Что вас вдруг так противно и отчаянно

Лишила плоти, ласки и любви?!

В какой капкан вы угодили,

Откуда выхода уж нет!?

Чего вам не хватило в жизни?

Денег, радости и счастья?

Так почему же вы!

Подростки!

Стоите на «окраине земли»?!

Вам дали жизнь,

Чтоб её наслаждаться!

Да! Кому-то очень плохо!

Но есть всегда

Те дети, которым хуже!

А вы, шагнув туда, не думали,

Что ваши похоти, проблемы

Вы накрутили себе сами!

Так ваши просьбы не услышат!

Вы лишь приобретаете билет

В один конец.

Это «единый» без возврата!

А как же жаль!

Такую вы награду

Всего за миг успели потерять!

А кто-то мог и не родиться!

Не просто «проблемы» повидать.

А даже маму милую увидеть,

Потрогать, укусить, обнять!

А вы обмениваете жизнь

Лишь на мгновенье без «проблем»,

Хотя это лишь ваше

И только ваше же решение!

Я вам не личный проводник.

 

Я вспомнила очень плохой момент в моей жизни! Смерть моей няни. Мне было шесть лет, когда она ещё была жива. Я сидела перед ней и писала это стихотворение. Оно было про то, что Бог несправедливо отнимает жизни, и кто-то из-за этого страдает, а кто-то не ценит жизни, приходит к суициду. Я искренне надеюсь, что люди изменятся.

Рассказова Анастасия. 

 

Жизнь пунктиром. Коварный морс и травяное угощенье.

У каждого из нас есть свои яркие моменты, воспоминания из жизни. Я помню много, но расскажу только о двух моментах, потому что именно их я запомню на всю жизнь.

Первое и, наверное, самое яркое впечатление из моего детства - это мой день рождения. Тогда мне исполнилось пять лет. Я одела белое пышное платье. Мама сделала прическу, и мы вместе с родителями поехали в ресторан. Через час пришли мои друзья, бабушки, дедушки, братья и сестры. Мы сели за стол. Передо мной поставили кувшин с морсом. Я решила сама налить себе его. И не удержала. Я наклонила кувшин и сразу поняла, что все мое платье сейчас будет в морсе. Я помню, что успела схватить салфетку, но это уже не помогло. Все разлилось. Я очень сильно плакала, ведь еще целый вечер впереди, а я уже грязная, и другого платья у меня нет.

Еще я помню себя в четыре года. Это моя вторая история. Я вместе с бабушкой была на даче. И к нам должны были прийти гости. Бабушка, как обычно, готовила еду, а я решила ей помочь. У меня на улице стояла детская кухня. Я нарвала травы и собрала смородины, а затем положила это все в пластиковую тарелку. Пришли гости. Я понесла все это к гостям. Навстречу мне выходит бабушка и говорит:

  -Что ты делаешь?

  -Я хочу тебе помочь,- ответила я.

  -Это же трава, а гости такое есть не будут,- объяснила бабушка.

Я не помню, что произошло дальше, но точно знаю, что бабушка очень удивилась моему поступку.

Кононова Анастасия.

 

Моя жизнь пунктиром. Турецко-итальянский экстрим.

            Я расскажу о трех своих первых воспоминаниях. Какое из них самое первое, я не знаю.

            Это было в Турции или в Италии. У нас была вилла с бассейном. Я выхожу на террасу и вижу Пина-Коладу (это напиток с вкусом кокоса, бывает с алкоголем, бывает без, моем случае - без алкоголя). Я беру бокал и сжимаю его сильно-сильно. Его горлышко лопается. Два осколка попадают мне в руку. Дальше я помню смутно. Мама промывает мне руку от крови, мы идем по пустой улице, я у врача. До сих пор у меня есть те два шрама. Один под большим пальцем, другой под средним, и они оба на правой руке.

            Вторая история тоже произошла в Турции или в Италии, потому что в эти две страны летом мы летали чаще всего, и воспоминаний оттуда больше всего. Какой-то маленький ребенок около бассейна (да, опять бассейн) на нем «поводок». Просто такая вещь, чтобы ребенок не убегал далеко. Руки продеваются в две лямки, а на животе застегивается пояс. Вся это конструкция прицепляется к веревке, а ее держит родитель. Еще мы плавали в том бассейне.

            Следующая история была точно в Италии, потому что там хорошие панда парки. В этом панда парке было много трасс по восемнадцать метров, я начал покорять одну из них. Страховка была такая: красный карабин открыт, а синий закрыт и наоборот. Я дошёл до площадки, начал переставлять карабины, и каким-то образом они оба были отцеплены. Я не помню, какие у меня были эмоции, но я знаю, что один шаг, и мне мог быть конец.

Биндеев Михаил.

 

Моя жизнь пунктиром. Хоть «крабиком», хоть по-английски…

У нас дом двухэтажный, и у меня было такое любимое занятие – бегать или, скорее, «ползать» вверх-вниз по лестнице. Но спускаться я быстро ещё не умела, так что мой способ - это «крабик». Я отчётливо помню, как первый раз спускалась такие образом.

Стоя перед лестницей на втором этаже и держа маму за руку, я недоверчиво смотрю вниз. Мама говорит: «Ну пойдём». И делает первый шаг на лестницу. Но мне не хочется идти за мамой, я поворачиваюсь назад, встаю на четвереньки и спускаю ноги на первую ступеньку, потом подтягиваю руки к ногам, потом опять ноги. Так я дошла до самой последней ступеньки. Однако последняя ступенька была слишком для меня высокой, и я испугалась, что сейчас упаду. Я растерянно посмотрела на маму, которая шла всё это время за мной и подстраховывала меня, чтобы я не упала.

Вдруг я увидела мячик. Он медленно катился по направлению к дивану, который был в другом конце этой комнаты. Мне захотелось взять мячик и поиграть с ним. Тогда я начала говорить: «Мама, мама!» Но мама не поняла, что я хотела. Вместо того, чтобы взять меня на руки, она присела на корточки и спросила: «Ты чего? Хочешь, мы можем сейчас пойти на улицу погулять?»  Я не хотела на улицу, а мячик так и катился под диван. Вдруг я сказала: «Мама, мама! Апу-апу! Апу!»

В этот момент из своей комнаты вышел мой Саша, сразу же понял, что к чему. Он быстро спустился к нам и сказал: «Мам, она хочет, чтобы ты взяла её на руки! Знаешь почему? А потому что «ап» - это английский глагол «вверх»!» Мама рассмеялась: как она сама не догадалась? Вот так в два года я уже немного знала английский!

Маша Ефремова.

 

Жизнь пунктиром. Мгновения.

Моё первое воспоминание о себе очень короткое, и это неудивительно, ведь мне было чуть меньше года. Я помню, что меня взяли какие-то холодные, морщинистые руки, я захныкала, руки были слабые, поэтому меня тут же подхватили другие, тёплые и сильные. Затем последовал щелчок. Больше я ничего не помню. Я поняла, что это было, только через несколько лет. Это меня взяла моя прабабушка, но она уже была немолодая, поэтому папа помог ей меня удержать, а щелчок – это вспышка фотоаппарата.

А вот моё следующее воспоминание, мне тогда было полтора года. Я просто сижу рядом с мамой, положив руку на её большой живот, а в животе кто-то стучал. Это была моя сестра Вика, но в тот момент я ещё об этом не знала.

Следующее воспоминание снова связано с сестрой. Я очень хорошо помню, как мама купает меня в ванной, внезапно сгибается (это была первая схватка), зовёт папу, он меня домывает и везёт обратно к бабушке с дедушкой. Я тогда очень плакала, потом успокоилась, потому что мне показали мультфильм. На следующий день я узнала, что у меня появилась сестра.

Я думаю, что помню только это из моего раннего детства, потому что эти моменты могут подтвердить мои родители или фотографии, а, может быть, потому что это единственные яркие моменты в то время.

Аксельрод Мария. 

 

Моя жизнь пунктиром. Ох уж эти магазины игрушек!

Мне было года три. На тот момент моей жизни мы были с мамой в Сингапуре. Как мне и обещала мама, мы должны были пойти в магазин игрушек.

 Мы заходим в магазин. Там я увидел две красивые игрушечные машинки-такси. Я очень любил машинки. Тогда я хотел именно желтую. В итоге мне купили синюю. Я до сих пор задаюсь вопросом, почему именно синяя, ведь я хотел желтую. По словам мамы, там ее просто не было. Помню, когда мы приехали в мой родной город, я не выпускал машинку из рук, и мне уже было все равно, желтая она или нет.

Следующая история опять связана с магазином игрушек. Мне было лет пять. Тогда мы жили в Америке, штат Алабама. У нас была такая традиция: ездить каждое воскресенье в магазин игрушек (toy story). Как-то в обычное прекрасное воскресенье мы с мамой поехали в этот магазин. Радостно я побежал быстрее мамы: еще бы, ведь там была такая новинка - паутина человека-паука! Я просто не мог сдержать свою радость. Мы с мамой купили, кажется, болона три этой смеси и поехали домой…

Но это еще не конец истории, ведь то, что я делал с этой паутиной дома, - это просто ужас! Когда уставшая за день мама пошла отдыхать, через пару минут дом превратился в руины! Эта смесь была просто везде: в комнате, в зале. Этот день для моей мамы запомнился навсегда.

 Признюк Леонид.

 

Моя жизнь пунктиром. Встреча с Пусей.

Я много чего не помню о своем детстве или не хочу пока помнить. Но мне сейчас вспомнился один случай, когда я вместе со своей бабушкой встретила нашу кошку Пусю.

Это было зимним вечером. Бабушка позвала меня погулять на нашем участке, я согласилась, поэтому быстро побежала одеваться. Тепло одетые, бабушка и маленькая я вышли на крыльцо. Мы немного погуляли и уже возвращались домой, когда я увидела маленького, просто «микроскопического» котенка, бегущего по дорожке к нашему дому. Этот котенок подбежал к нам и начал жалобно мяукать. Мы не сразу заметили, что у него были наполовину отрезаны усики. Нам стало жалко котенка, но взять домой его было нельзя, потому что мои родители могли возражать. Как было грустно моей бабушке относить его к детской площадке! НО, когда она вернулась, котенок опять сидел у наших ступенек. Бабушка чуть не плакала, когда относила его обратно, но он опять вернулся. Все же бабушка решила попробовать уговорить моих родителей взять котенка в наш дом. И всего лишь через три дня они согласились! Моя бабушка поехала с этим котенком к ветеринару, он сказал ей, что кошечка здорова, за исключением усиков, но они отрастут. После моя бабушка приехала домой. Сказать, что я была рада, - значит, ничего не сказать. На семейном совете мы назвали ее Пусей. И теперь это маленькое существо живет у нас уже почти десять лет.

И в заключение я бы хотела сказать, почему же мне запомнилось именно это, а потому что Пуся мне очень дорога.

Черняева Катерина.

 

Моя жизнь пунктиром. Из архива воспоминаний.

Самый ранний возраст, в котором я себя помню, - три года. Мы с семьёй ходили в зоопарк. Папа нёс меня у себя на шее. Тогда мне было очень высоко и немного страшно. Я с большим интересом рассматривала животных. Потом мы пошли в дельфинарий. К дельфинам можно было подойти, присесть, и они тыкали своим носом тебе в щёку. Мой брат и моя мама подходили к дельфинам, им было весело. А я не могла подойти. Я была ещё слишком маленькой и к тому же сидела у папы на шее. Всё, что я могла сделать, это беспомощно потянуть к дельфинам руки, но это мне не давало никаких ощущений.

Но было ещё и много весёлых воспоминаний. Вот одно из них. Мне было лет пять. Мы отдыхали в Турции. И каждый день мы с братом ходили в детский клуб рядом с отелем. Однажды там устроили квест. Мы на него, конечно, пошли с родителями. Всех участников (других детей и их родителей) разделили на команды. Им нужно было найти пиратский сундук. И мы нашли его! Там было много игрушечных монеток. Потом нашей команде вручили приз.

Есть у меня ещё много странных воспоминаний. Иногда мне кажется, что сны, которые я видела давно, - это мои воспоминания.

Мы запоминаем в основном те моменты из жизни, в которых было много эмоций, или те, которые как-то изменили нашу жизнь. А ненужные мгновения память откладывает далеко в архив неважных воспоминаний. У меня в основном радостные и весёлые воспоминания.

Изместьева Алёна.

 

Жизнь пунктиром. Сны.

Моя память из раннего детства сохранила только сны, наверное, потому что они мне больше не снятся. Так начнём же путешествие в мир моей фантазии!

Я сижу в какой-то беседке с красивыми резными стенками и высокой деревянной крышей. Вокруг растут всякие экзотические растения: пальмы, секвойи и акации. Светит солнце. Вам, наверно, показалось, что это хороший сон, но это не совсем так. Я опускаю взгляд и вижу, что вся земля устлана змеями: питонами, гадюками, кобрами и ещё многими неизвестными мне ползучими существами. Очень страшно, сначала, но змеи ничего не делают, и я постепенно к ним привыкаю, сижу на столе посреди беседки и наблюдаю за тем, что происходит внизу. Так могло продолжаться всю ночь, и мои ползучие друзья просто лежали в тени и спали. Каждый раз, когда я попадала в то место, змеи менялись, а смотрела я этот сон, как мне кажется, на протяжении где-то полугода каждую ночь.

С пяти до семи лет своей жизни я была уверена, что каталась на слонах в Индии вместе с братьями, хотя в этой стране я никогда не была. А всё потому, что мне приснился об этом сон. Однажды я спросила у мамы что-то по поводу этого, но, на моё удивление, она ничего не помнила.

И только в одиннадцать лет, когда мне дали посмотреть мой загранпаспорт, я поняла, что никакого путешествия не был.  Тогда откуда в моей памяти джунгли Индии? Наверное, из фильмов об Индиане Джонсе, моя мама тогда их постоянно смотрела, и я, естественно, вместе с ней.

Самое интересное в этих снах то, что они не были ярко окрашенными или детскими, всё было слишком реально для сна.

Корнеева Вероника.

                       

Жизнь пунктиром. Первое осознание мира.

Первые воспоминания моей жизни были такими: проснулась в своей кроватке, ярко светит солнце, в комнате никого нет. Я одна! А я не любила оставаться одна и поэтому стала громко кричать в надежде, что придет моя семья. Так и случилось. В детскую прибежали мамочка, бабушка и дедушка. Помню их: «Ну, когда же уже перестанет кричать! Еще только шесть утра». В детстве, до трех лет, я была крикушей. Мама говорит, что я тогда накричалась на всю жизнь! А я все понимала, но не говорила, не получались слова. Была рада, что мой план сработал. Меня услышали! Теперь мне не будет скучно. И вообще, я не люблю спать.                                   

Еще одним ярким воспоминанием стал приезд папы из командировки. Помню, что проснулась не в кроватке, а у него на руках. У папы на руках было очень тепло, уютно, спокойно. Так бы и лежала вечность. Я смотрела папе в глаза и думала: «Какой большой! Неужели и я такой вырасту»! Ведь на тот момент весь мир для меня был в три раза больше. В детстве у меня была любимая игрушка - плюшевый медвежонок. Сейчас он мне помещается лишь в ладонь, а тогда мне казалось, что мишка был почти такого же размера, как я сама! Раньше я чувствовала себя микроскопическим человечком!         

Вот именно с того времени я начала осознавать, что такое мир, то, что родители всегда помогут и будут оберегать. Я почувствовала их тепло, любовь, доброту… Такие мои первые впечатления о жизни. 

Костицына Валерия.

 

Жизнь пунктиром. Как же так?

Мое первое самое яркое воспоминание про похороны моего деда. Я помню только то, что это был солнечный день, и как рыли яму. Но, по словам моей мамы, я был на руках моего крестного отца, далеко от могильной ямы, чтобы я не испугался. Как же так? Что же получается: я помню все это, а мама говорит, что этого не было? Что это тогда было? Где я мог бы еще такое увидеть? Я был на кладбище три раза в жизни, и это был единственный, когда я что-то запомнил. Я не мог поверить маме, что этого не было, ведь я точно помню, что это было, а этого не было.

Еще одно из моих воспоминаний про мой переезд в Куркино (район Москвы) из Отрадного. Я помню все до малейших деталей: как я упаковывал игрушки, как мы ехали на машине, и за нами ехал грузовик с нашими вещами, как я радовался, бегал по новой квартире абсолютно спокойно, потому что мы живем на втором этаже и снизу нет соседей.

Я не понимаю, почему память сохранила именно эти моменты.

Варнава Савенко.

 

Моя жизнь пунктиром. Лёля.

Пунктир, память, воспоминания. Я уверена, что всем вам эти слова знакомы, и я думаю, что сейчас у вас всплыли, хоть и ненадолго, но всплыли частицы воспоминаний. Воспоминания – это очень важно, потому что без воспоминаний мы бы не помнили своих ошибок, счастливые и грустные моменты из нашей жизни. Вы можете сказать: «Зачем нам вспоминать грустные моменты?» А затем, чтобы поразмыслить, подумать, вспомнить родного человека, которого уже рядом нет. И в это время грусть могут развеять весёлые воспоминания. Я бы хотела рассказать о моём воспоминании.

Это был 2013 год, мне было семь лет. Я давно уже хотела собаку. И вот настал тот день, когда мама выбрала щенка и должна была привести его домой. Я вернулась из школы и стала с нетерпением ждать. Я несколько раз хотела позвонить маме, но моя бабушка говорила мне: «Подожди. Мама скоро приедет. Не отвлекай.»

Ура! Наконец-то! Мама зашла домой и поставила на середину комнаты большую клетку, из неё вылезло маленькое чёрное милое создание и залезло ко мне на колени. Этим созданием была моя дорогая собачка по кличке Ляля, она до сих пор радует меня.

 Зеликова Ева.

 

Моя жизнь пунктиром. 

В моей жизни происходило много событий: радостных и грустных, в путешествиях или дома. С маминых слов, я летала на самолёте с года. Мы тогда летели в Москву. Но этого я, к сожалению, не помню.

Первое воспоминание - это венецианский карнавала. Пятилетняя я и родители идём по узкой улочке со множеством магазинчиков, меня переполняют радостные чувства. И, наконец-то, мы доходим до желанного магазинчика с красивыми масками и невероятными венецианскими платьями. В куче масок я нахожу самую красивую в форме кошки и сразу прошу у родителей купить её. Мама с папой уже выбрали себе маску. И мы все вместе отправляемся на кассу. И вы не представляете, насколько я рада была! Что было потом, я не помню, но в голове всплывают картинки: барышни в пышных платьях. 

Потом я помню Израиль. Восьмилетняя я, папа, сестра, брат, дядя и друзья. Стоим около павшей башни. Помню, мне было совсем не интересно, я играла с бутылкой воды и ждала конца экскурсии. Мы очень долго ходили, потом мы пошли к синагоге. И когда мы зашли туда, я очень удивилась и заинтересовалась. Там было очень красиво, и экскурсовод рассказывал интересно. Дальше я, к сожалению, опять ничего не помню.

Зато в памяти всплывает Италия. Девятилетняя я, папа, друзья, и мы все на катере. Мы очень быстро добрались до небольшого заброшенного островка. Мне было очень страшно, ведь я была маленькая, и на остров я не пошла. Зато мне разрешили спрыгнуть с катера прямо в тёплое море. Италию я помню меньше всего.

Это те моменты, которые мне запомнились.

Ева Брайнин.

 

Моя жизнь пунктиром. Битва микробов и йода.

Как ни странно, я помню момент, когда я родилась. Я видела сначала темноту. Потом открыла глаза, видела перед собой что-то бежево-красное. Видела прожилки. Через секунду - белый свет. Это всё, что я помню из первых секунд жизни.

Я ещё помню, когда пошла в первый класс, не в лицее, я увидела перед собой школу «Мир знаний» и теперь жалею, что я туда поступила учиться! Адский режим домашних заданий плюс весёлые истории равно пять лет напряжённой учёбы в прошлой школе. Каждый божий день уроки до восьми часов, обязательно надо носить школьную форму, иначе - к директору, и я до сих пор не понимаю, зачем нужна школьная форма.

Ещё я помню, когда мне в детстве мазали коленку йодом и приговаривали: «Йод убивает все микробы». Я минутку подумала и сказала: «Хорошо, что я не микроб». Когда я эту минутку думала, моя фантазия рисовала войны микробов и йода. Эпичная битва на моей коленке, армия йода с оружием и армия микробов.  Если делать об этой войне фильм, то будет покруче, чем у «MARVEL». Конечно, это не все мои воспоминания. Но это самые яркие моменты, которые я помню.

Даша Молодцова.

 

Моя жизнь пунктиром. Истории с последствиями.

Есть у меня две истории… Первую я помню только из-за последствий, а вторую, потому что у меня осталась действующая в ней вещь.

Начнем с истории с последствиями. Помню, что тогда мне было лет пять, и, играя на площадке около дома, я залез на горку, и мне захотелось как-то необычно скатиться. Так я скатился на животе, головой вниз! Не знаю, где был мой здравый смысл... Последнее мое воспоминание об этом случае: я лицом еду три метра по песку. С тех пор у меня остался шрам под носом.

Следующее воспоминание относится к трехлетнему возрасту. И причиной этого происшествия стала снова та самая злосчастная площадка из прошлой истории. Мы с бабушкой гуляли, и я взял свой водяной пистолет. Через несколько минут на площадку пришли друзья, я положил пистолет на лавочку и пошёл играть. Через определенный отрезок времени все разошлись по домам. Я взял пистолет и почувствовал что-то неладное... Раскрываю ладонь и вижу трупик раздавленной мною осы и указательный палец, который больше ладони в два раза. Потом я помню, как лежу дома на кровати, и мой опухший палец осматривают мама, бабушка и сестра. Как я оказался дома и откуда там взялась сестра, остаётся для меня загадкой.

Я мало что помню из моего детства. Разве что ранения... Надеюсь, мой случай с горкой был уникальным, и у вас не было ничего похожего.

Лукьянчиков Георгий.

 

Моя жизнь пунктиром. Незнакомое место.

       Однажды мы с мамой поехали куда-то на машине. Мама мне сказала, что мы едем в парк, но потом я узнала, что это была неправда. Мне тогда было три года. Когда мы приехали на место, я спросила у мамы: «Где мы?» Она ответила: «В детском саду.» Я не знала, что это за место, поэтому пошла туда, а когда увидела, что это ШКОЛА, я начала плакать, я держала маму за ноги и не отпускала её, но в конце концов всё равно пошла в это здание. Потом там я познакомилась с моим лучшим другом, мы делали всё в месте: пели, танцевали, играли, ели. И я больше не боялась туда приходить.

       А ещё я помню, когда мы с моим другом ездили в торговый центр. Я ходила по всем магазинам, и после этого он мне сказал: «Я с тобой никогда больше не пойду в торговый центр!!»

        В жизни ещё много времени осталось для новых воспоминаний, и не важно, если они будут плохие или хорошие.

Габриэла Карденас.

 

Моя жизнь пунктиром. В России.

В Россию я приехал с мамой. Тогда мне было 12 лет. В России погода была холодная. Я живу с мамой. Папа работает в Москве. В России люди мне понравились. Меня не взяли в обычную школу. Потом мы пришли в Лицей «Ковчег». Я и сейчас учусь в «Ковчеге».  Здесь я нашёл много друзей. В сентябре я учился в перелётном классе.  А сейчас я учусь с русскими ребятами.  Я люблю играть в футбол.  Сейчас я играю в сборной «Ковчег».                

Баха.                                        

 

Моя жизнь пунктиром. Как папа научил меня плавать.

Я вам расскажу об одном эпизоде из моей жизни. Он повлиял на мои дальнейшие навыки в жизни, связанные с плаванием.

            Когда мне было два года, мы с родителями поехали в Таиланд. Мы жили на большой вилле, и у нас был собственный бассейн. Я не очень полюбил воду, и даже боялся её. Но папа научил меня плавать. Он бросил мою игрушечную машинку на дно, это была моя любимая машина. Я, не раздумывая, нырнул на дно бассейна, затем я всплыл и по-собачьи доплыл до бортика, где стоял папа. С того дня я уже не боялся ни воды, ни глубины.

С каждым годом мои навыки плавать и нырять улучшались, и я не могу себе представить, как можно не уметь плавать. Я обожаю нырять, я прыгал с корабля много раз и плавал на глубине более пятидесяти метров. Я очень благодарен папе за то, что он научил меня плавать десять лет назад.

Алфёров Артур.

 

Моя жизнь пунктиром. И собаки, и коты. 

Когда нам предложили написать о самых первых воспоминаниях, мне вспомнился не очень хороший момент. Как меня ругал папа. Я опять что-то натворила. Наверное, это было летом, и мне было где-то два-три года. Мне кажется, этот эпизод моя память выбрала первым случайно.

Потом я вспомнила очень светлый для меня момент. Мне было тоже где-то года три. И это тоже были тёплые, солнечные летние дни. Мы жили тогда в Абрамцево. У нас были соседи, которые держали большую собаку породы лабрадор. Её звали Груша. Иногда Груша сбегала из дома соседей и прибегала к нам. Груша была очень добрая, и когда она прибегала, я выходила с ней играть. А потом соседи кричали: «Груша!»

Когда мне было три с половиной года, мы переехали в посёлок Ивановское. Я очень скучала без Груши, а домашних животных у меня не было. Тогда я очень любила котов (хотя собак я тоже очень любила). И вот был обычный день, я подхожу к маме и говорю: «Мам, подарите мне котика». Я не помню, как мы собирались или что мне ответила мама. У меня в памяти сложилось так, как в фильме: мы уже едем забирать котёнка. Это был мне подарок на день рождения. Я была очень счастлива. И каждый день, когда я просыпалась, кот меня встречал и мяукал. А сейчас, когда мне уже скоро будет тринадцать, а коту девять лет, иногда я поздно просыпаюсь, опаздывая в школу, кот меня уже не встречает, а сильно ругается, потому что я опаздываю.

Арина Матлина.

 

Моя жизнь пунктиром. Бабушкин дом.

Попробуйте вспомнить первые моменты своей жизни. Получилось? Вот мое первое воспоминание.

Я в Краснодаре у бабушки в деревне. Мою маленькую руку держит нежными руками моя любимая бабушка. Я стою напротив окна, на меня светят маленькие лучики солнца. Старые полы, которые скрипели, старая мебель. Вроде, ничего необычного. Но нежные бабушкины руки я помню до сих пор, и дом, в который я приезжаю почти на каждых каникулах.

Я никогда не забуду это место. Именно там я сделал первые шаги, сказала первое слово, и именно поэтому, я думаю, первое воспоминание связано с этим домом.

Аня Казарян.

                          

Моя жизнь пунктиром. 

В детстве у меня была подруга. Ее звали Соня. Однажды ее отец пригласил нас погулять в парке. Он довез нас до места назначения. Всю дорогу меня и подругу переполняло чувство радости. Мы очень хорошо погуляли в тот день: катались на пони, на самокатах, ели мороженое и играли в догонялки. Нам было очень весело! 

Когда мне исполнилось пять лет, мама заказала на мой день рождения чудесный торт в виде куклы. Кукла была одета в платье из разноцветной мастики.

А еще я помню, как мы с Соней постоянно спорили и даже дрались из-за игрушек. Сейчас, я думаю, что со стороны это выглядело забавно.

Каждый раз, когда мне грустно, я с трепетом перебираю в памяти эти моменты. После этого мне становится веселее и радостнее.

Пестерева Ольга. 

 

Моя тема.

Чем отличается русская фонетика от древнерусской и церковнославянской? Или почему нам нужна реформа орфографии? Мой взгляд.

Начнем с того, что фонетика языка меняется со временем. Просто примем это как факт. И это уже первый довод в пользу реформ орфографии.

Вот, например, мы сейчас произносим слово «орфография» как [арфаграф’ий’а]. Зачем писать по-другому? Или слово «лес». И наши предки, и мы сегодня произносим его [л’эс].  А до 1918 года для обозначения на письме одного и того же гласного звука, который мы сегодня обозначаем буквой «е», существовало две буквы: «е» и «ѣ». Так как нужно было писать это слово: «лес» или «лѣс»? К чему такие сложности? Поэтому, я думаю, в 1918 орфографию реформировали. Также в 1918 отменили буквы ѣ, ѵ и ъ на конце слов. А до этого, в 1709, Петр I отменил ѧ, ѩ, ѫ и ѭ. Эти буквы, которые называются юсами, обозначают в церковнославянском языке носовые гласные, которых нет в современном русском (в отличие от его более древней формы), но которые сохранились, например, в польском, и сейчас обозначаются там буквами ą и ę. А тогда, в 1709, они только осложняли всем жизнь, поскольку слились фонетически с обычными я и е. И поэтому их отменили.

Так и сейчас, чтобы правильно писать на русском, нужно запомнить тысячи правил. Например, неплохо бы определиться уже с буквой ч: либо мы всегда после нее пишем мягкий знак, либо никогда.

Арсений Корнеев.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.