Обществознание: избранные эссе

Полис, племя, род, семья и политика в догосударственных обществах. Откуда взялось государство?

Егор Мельников

История человечества зачастую воспринимается как набор взаимодействий между людьми, объединёнными в государства, помещённый на хронологическую шкалу. Все мы знаем о борьбе между великими империями древности, о договорах и союзах, о странах далёкого и не столь далёкого прошлого. Однако на деле подобный взгляд на историю не верен, так как оно включает не только сами государства, но и те образования, что существовали задолго до их появления, можно сказать, предшествовали им. А ведь это громаднейшее упущение: так или иначе больше 90% истории человечества является историей без государства. В связи с этим логичен вопрос, откуда, а главное, зачем государство появилось.

Вопрос этот интересовал учёных уже давно, и на основе как исторических и археологических данных, так и на исследованиях сохранившихся первобытных обществ, было создано множество теорий появлений государства. Есть марксистская теория, связывающая появление государства с заложением основ производства и потребления общественных благ. Есть классическая теория общественного договора. Есть теория стационарного бандита, где в основе появления государство лежало насилие. Я лично склоняюсь к тому, что все эти версии есть частности гораздо более глобального процесса развития: того самого при котором семьи, плавно объединялись в роды, те в свою очередь в племена, затем в полисы, а затем уже из этого развивалось само государство. Также хочу отметить, что в данном случае я рассматриваю именно естественное появление государства, а не привнесение его извне. Итак, мой тезис таков: «Государство есть закономерный результат развития человечества, появившееся по причинам экономическим, правовым (т.н. суд) и экзистенциальным (т.е. для обеспечения безопасности его жителей, а также ведения войн)». Иными словами, человечество нуждалось в системе регулировки и защиты, и оно получило её в виде государства.

Рассмотрим же саму суть происходивших событий. Простейшая социальная ячейка, существовавшая ещё в доисторические времена и существующая до сих пор это семья. Семья с политической точки зрения есть группа, связанная кровными узами (а иногда и неким ритуалом, вроде свадьбы), члены которой имеют единое хозяйство и взаимодействуют друг с другом, исходя из социальной позиции каждого из них. Уже на уровне семьи можно отметить различие в социальном статусе людей: как правило, старшие члены семьи главенствуют над младшими, по праву большего опыта. Таким образом, мы уже на таком базовом уровне получаем понятие легитимности, хотя и в зачаточном своём состоянии. Отношения между членами семьи уже имеют определённые ограничения и правила, т.е. регламент, хотя по большей части он и передаётся в устной форме и не имеет чётких границ. Род – чуть более сложная структура, в основе которой вновь лежат кровные узы, только в гораздо более усложнённом виде. Несмотря на многократное увеличение количества людей (10-20 человек для семьи, в то время как род достигает уже сотен людей), с политической точки зрения мало что поменялось – люди вполне способны управиться с подобным количеством социальных связей и без государства.

Рано или поздно, но роды объединялись в первобытные общины или племена – группы состоящие из множества так называемых банд и объединённых уже не по кровным узам, но по языку, идеологии и культуре. Количество людей в таких группах уже переваливает за тысячу. Однако политическая система здесь всё ещё не очень нужна, поскольку помимо кровных уз для контроля такого количества выступает новая концепция: традиция. В данном контексте традиция является естественным продолжением зачатков регламента семьи, усовершенствованных и преобразованных под нужды регулировки общества. Теперь, руководствуясь традицией, община может регулировать отношения между её членами, в случае чего пресекая то, что не соответствует ей. Более того, община, хотя и состоит из нескольких родов, является единым образованием и способна как атаковать совместно, так и обороняться. Тем самым, обеспечение защиты выходит на новый уровень, так как человек защищает не только себя и свою семью, но всю свою общину, многие члены которой никак не связаны с ним кровно. Впрочем, и до истинной политической системы общине ещё далеко, так как отсутствует чёткая стратификация общества. Все важные вопросы же, как правило, решаются на народном собрании. Основы же этого мы видим уже в следующей структуре – вождеству, что образовано из коалиции племён. Данная группа включает уже десятки тысяч человек и имеет ряд признаков, которые делают его гораздо более осмысленной политической системой: во главе стоит вождь, имеются зачатки сложной внесемейной иерархии (т.н. кто ближе к вождю, тот имеет больший социальный статус), постепенное выделение отдельных категорий населения (т.е. богатых, бедных, имеющих больше или меньше власти), имеется даже место, в котором ведутся важнейшие дела, появляются зачатки юридически оформленного права и аппарат легитимного насилия. С увеличением количества людей, а соответственно и усложнением социальных связей, регулировать все взаимоотношения без системы становится слишком сложно, что логически и приводит к возникновению политического аппарата. Со временем вождество окончательно создаёт правовую систему, монополизирует легитимное насилие и создаёт чёткую иерархию со своим центром, обращаясь в государство.

Обратимся же к истории. Очевидным примером для рассмотрения появления государства является становление Руси. Единственным спорным моментом в данном случае является лишь призвание князя Рюрика во княжение в Новгороде, но поскольку данный шаг был полностью осознанным местными племенами и не являлся захватом власти, в контексте рассматриваемого вопроса этот факт не имеет решающего значения. В примерно IV-V веках н.э. славяне впервые появляются на территории между Днепром и Волгой и с этого момента становятся одним из множества народов заселивших Средне-Русскую равнину. Большая их часть уже объединилась в племена, занимавшихся в подавляющем большинстве подсечно-огневым земледелием, а также время от времени, вторгавшихся на чужие территории ради военной добычи. Первичные племена и общины по большей части располагались на побережьях рек и озёр, все важные вопросы решались коллективно, во многом руководствуясь кровными узами и традицией, вели торговлю с иными племенами и общинами. Появлялись первые полисы, вроде Киева. Именно развитие торговли, медленное увеличение численности населения и военные походы, постепенно привели к появлению первых  племенных союзов: кривичи, дреговичи, словене, поляне, древляне и проч. На этом уровне уже отмечается вождество, с пока ещё нечёткой системой власти, но уже с наличием центра, относительно единым языческим пантеоном и прообразом военного аппарата. К IX веку это увенчается совместным решением союза северных племён пригласить к себе Рюрика во княжение. Центр теперь чётко определён, появление княжеской дружины и боярства знаменует собой первые шаги к превращению Руси в государство. Процесс этот будет длиться следующие 2 века: Олег объединит племенные союзы в единое целое, Ольга создаст единую налоговую систему, Владимир создаст единую идеологическую основу, Ярослав – юридически оформленное законодательство. Большую роль в постепенном появлении государства играла экономическая составляющая (т.н. повышение значимости Пути из варяг в греки), необходимость регулирования взаимоотношений между отдельными племенами и городами, а также в защите от противников и регулярные самостоятельные набеги на богатые южные земли (практически вся история IX-X вв. состоит из военных походов на Византию). Примеров возникновения государства по вышеописанным причинах ещё много: достаточно вспомнить возникновение раннего средневековья, Монгольскую Империю, те же Рим и Грецию.

В наше время в отдалённых уголках мира всё ещё сохранились примеры  догосударственных образований: их количество сокращается с каждым днём, как одно из неизбежных последствий глобализации, однако в труднодоступных уголках Новой Гвинеи, Южной Америки и Африки существуют племена и родовые общины, практически никак не развивавшиеся на протяжении последних столетий. Причин тому несколько. Во-первых, сказывается небольшое количество жителей этих обществ: что кочующие племена Южной Африки,  что охотники и собиратели Южной Америки, что обитатели деревень Меланезии – все эти общества включают в себя максимум несколько сотен человек, а то и меньше. Как следствие, объёма человеческой памяти и базовых правовых понятий вполне достаточно для успешной коммуникации между членами сообщества. Во-вторых, сказывается практически полное отсутствие взаимодействий на межплеменном уровне. Большая часть подобных сообществ в данный момент существует в труднодоступных районах пустынь, джунглей или на обособленных небольших островах. Взаимодействия между такими обособленными общинами, как правило, очень редки и обрывочны, и не выходят за рамки мира-войны. В-третьих, большая часть подобных племенных структур живёт в условиях далёких от идеальных: здесь выживание стоит выше всего остального. Как известно, лишь удовлетворив низшие физиологические потребности можно перейти к социальным. В случае с пустынями и джунглями это невозможно, так как очевидна постоянная нехватка пропитания или воды. Как итог, в подавляющем большинстве случаев племенам попросту не чем вести такие сложные формы взаимодействия как торговля. Этот же барьер не позволяет увеличиваться количеству населения и развиваться технологиям, а соответственно и социальным связям. В тех местах, где законы природы и семьи не справляются со своей регуляторной задачей, пробелы восполняет традиция и местные верования. Таким образом, необходимости в появлении государства нет, как следствие, оно и не появляется.

Обобщая сказанное, получается примерно такая картина. Государство никогда не возникает на пустом месте, более того, это длительный процесс, на который может повлиять множество внутренних и внешних факторов. Для начала, важно понимать, что для естественного политического развития человечества нужны благоприятные условия, люди должны с избытком обеспечивать все свои потребности. Когда это происходит, неизбежно растёт численность популяции, постепенно выходя за рамки возможностей отдельного индивида. С ростом численности неизбежно происходит многократное усложнение социальных взаимодействий, возникает новый тип взаимоотношений – экономические, появляется потребность в праве, а также необходимость защиты хозяйства созданной общины. Со временем из отдельных племён и полисов возникает племенные союзы, появляется иерархия, вновь диктуемая экономическими, правовыми и экзистенциальными потребностями. При благоприятных условиях со временем вождество оформляется в полноценное государство с чёткой иерархией, правовой и политической системами, в которых постепенно теряется значение семейных уз. Разумеется, очевидно, что на этом история развития государства не заканчивается – она, как и любой процесс, продолжает развиваться до сих пор, и путь этот далёк от завершения. Кто знает, быть может нашими далёкими потомками уже наше время будет называться догосударственным или переходным периодом.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.